Материал к урокам по истории Отечества в 10 классе «НЭП» в Донбассе

НЄП В ДОНБАССЕ

Донбасс в 20-е годы был особенным регионом, благодаря тому, что в нем сочеталось промышленное производство с традиционным сельским хозяйством. Однако, из-за значительного преобладания добывающей и тяжелой промышленности сельское хозяйство было второстепенным, так как около 65 продукции этой отрасли Донбасс получал извне.. Поэтому замена продразверстки продналогом не играла особо важной роли. Особенность Донбасса заключалась в том, что в руках частных лиц находилось 90 всех предприятий, на них было занято около 7 рабочих.

Иначе, в руках частников была сосредоточена почти вся кустарная, около половины мелкой фабрично-заводской, 10 средней, а крупная промышленность была полностью в руках государства. Например, частники владели 3485 ветряными, 299 водяными и 556 паровыми мельницами.

Важно отметить, что только на двух мельницах работало по 11 человек и на двух — по семь человек, на остальных было по 1-3 рабочих. Понятно, что такая структура частных владений не могла принципиально влиять на общее положение хозяйства 3, c.119 . В то время население сельского хозяйства было дифференцировано на определенные группы — батраки, незаможники, середняки и кулаки или заможние крестьяне. Постепенная классическая тактика Советской власти по признаку разделяй и властвуй по отношению к крестьянам была расчитана на то, чтобы изолировать зажиточных крестьян от массы бедных селян, а затем и уничтожить, что и делалось в начале 30-х годов.

Исходя из официальных источников, на местах кулацкими считали те хозяйства, которые были неугодны местным руководителям. НЭП довольно быстро дал ожидавшиеся от него экономические и социальные результаты. При этом обновление было ограниченным. Неизменность тоталитарной сути режима особенно четко проявилась во время голода 1920-1921 годов, масштабы которого в значительной мере определялись не засухой и неурожаем, а другим фактором — антинародной политикой советского руководства.

Для управления предприятиями угольной промышленности Донбасса еще в 1920 г. создается ЦПКПУ, этому  аппарату предстояло управлять сотнями разнокалиберных предприятий,  расположенных на территории 20 тысяч квадратных верст, с более чем сотней тысяч  рабочих. Донецкую губернию разделили на четыре горных округа (Луганский,  Криндачевский, Юзовский и Шахтинский), которые включали 16 районов, разделенных  на «кусты», состоявшие из группы шахт. Однако эта громоздкая структура не могла  эффективно управлять отраслью.
  Решение проблемы было найдено в комбинировании различных отраслей  производства — потребителей угля — с угольной промышленностью. Металлургическая  и химическая промышленности Донбасса производили изделия, средства от продажи  которых можно было пустить на «собственные» шахты. Юзовскому комбинату треста  «Югосталь» были переданы рудники бывших Новороссийского, Никополь-Мариупольского  и Рыковского обществ. Макеевский комбинат получил рудники акционерного общества  «Унион», Петровский комбинат — шахты бывшего Русско-Бельгийского общества.
  Тресту «Химуголь» передали все рудники Лисичанского района, а также  шахты Скальковского и Донецкого «кустов».
  Позднее у группы руководителей железных дорог появилось желание  обеспечить себя топливом,
причем дешевым, в результате чего создается общество  «Транспорткопи», получившее в середине 1923 г. Байракское и Ровенецкое рудоуправления.

  При отборе рудников и прикрепления их к тому или иному тресту в основу  было положено два довольно случайных признака: географическая близость  рудников к заводам, юридическая связь и принадлежность в прошлом к одному  акционерному обществу.
  Следует отметить, что, кроме указанных трестов, в Донбассе уголь  добывали также Паевое товарищество «Уголь» (ПТУ), «Аркампром», ГПУ и  Солетрест.
  Но все же, несмотря на определенную децентрализацию, основное  оставалось в отрасли ЦПКП, чьи рудники добывали более 70 процентов угля.
  При всей своей мощи это правление не было в состоянии «осилить» все  дореволюционные шахты. В первой половине 1921 г. из 284 мелких шахт  работали 156, добывавших около 11 процентов всего угля в регионе.
  26 июня 1921 г.  (то есть задолго до выхода «Наказа СНК…») руководство ЦПКП издает приказ №  229, который разрешал сдавать шахты в аренду артелям, кооперативам и отдельным  лицам. Арендаторы должны были отдавать государству 30 процентов добытого  топлива, свободно распоряжаясь остальным. Ставилось и такое условие — не  принимать рабочих крупных предприятий. При этом кустовым и районным управлениям  разрешалось снабжать по договоренности арендованные шахты лесом и материалами.  Но сразу же оказалось, что сам текст приказа имел ряд непродуманных положений,  в результате чего возникали десятки замаскированных «рогаток» на пути  возможных арендаторов. Да и стиль документа был таким, что создавалось  впечатление необязательности его выполнения.
  Первая сложность заключалась в том, что процедура сдачи мелких  предприятий в аренду состояла из такого количества бумажных «действий», что в  каждом районе можно было за месяц провести оформление передачи лишь 2—3 шахт.  Но и после этого договор вступал в силу только через месяц. Это значительно  сдерживало темпы развития добычи на мелких предприятиях.
  Для того, чтобы контролировать плату за аренду и бороться с  «хищническими» методами разработки угля, требовался специальный аппарат.
  5 июля 1921 г.  Донецкое губернское экономсовещание создало специальный орган для сдачи в  аренду шахт — Комиссию по использованию мелких каменноугольных предприятий  (КИМКП). В ее состав были включены член президиума губисполкома А. В. Радченко,  председатель губернского отдела профсоюза горнорабочих и один специалист.
  Население с самого начала проявило интерес к нововведению. А вот со  стороны районных управлений и райкомов профсоюза выдвигались различные препятствия  и помехи.
  Давало, скажем, районное управление на передачу в аренду некоторые  шахты. Когда же на них начинались работы, приходил приказ — договор отменить,  арендаторов-частников арестовать. Были случаи произвольного ареста  промышленной милицией всех должностных лиц, приезжавших в район для сдачи  шахт. Предприятия, возвращенные «под крыло» райуправления, иногда подвергались  затоплению. А то и просто предпочиталось затопление шахты передаче ее в аренду.
  В некоторых районах для защиты интересов крупной промышленности вокруг  рудников устраивались «демаркационные» запретн
ые полосы, на территории которых  нельзя было действовать частникам.

    Первые 2000 пудов угля были добыты на мелких шахтах в Щербиновском  районе 20 августа 1921 г;  Но взаимоотношения КИМКП с государственными предприятиями не налаживались —  приходилось многократно возвращаться в один и тот же район, где, казалось, все  проблемы сдачи в аренду были решены. В результате больших усилий к 1 сентября  было организовано семь арендных участков: Дружковский, Щербиновский,  Марьинский, Алмазный, Успенско-Ольховский, Дебальцевский и Криндачевский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *